Нескучные новости на Mudrila.ru

«Хайка-чрезвычайка»: почему жена Щорса вызывала ужас у людей?

2020-10-16 16:05:14

Жена Щорса, Фрума Хайкина, несмотря на субтильное свое телосложение и приятную внешность, людей пугала всерьез. При появлении ее здоровые мужики и пикнуть не смели: “Хая в кожаных штанах” с расправой не тянула. Слово “расстрелять” произносила она порою почаще иных слов.
Родом Фрума была родом из очень приличной еврейской семьи. Родилась в Черниговской губернии. Семья Фрумы была небогатой, трудолюбивой, многодетной.
Образование имела скромное, всего два класса. Потом - учебное заведение для благородных девиц.
Зато будущая чекистка прекрасно умела шить и была внешне хороша.
О детстве в маленьком городишке взрослая Фрума вспоминать особо не любила. А что там вспоминать? Тихое еврейское местечко, монотонная работа в мастерской.
“В революцию” Фрума погрузилась в 1917 году. На этом поприще проявила себя - за особое рвение в работе отправлена была на важный пропускной железнодорожный пункт - в Унечу (Брянская область).
В Унече Фрума, с присущим ей жаром, должна была навести порядок - давить контру, как постельных клопов.В помощь выделили ей отряд из китайцев и казахов, ранее занятых на строительстве путей, а после революции оформленных в боевые отряды при ЧК.Зимой и летом Фрума, на правах главы местной ЧК, наряженная в кожаные штаны и куртку, с маузером на боку, разъезжала по вверенной ей территории. Блюла порядок, твердой и безжалостной рукой душила буржуазию и кулаков.По воспоминаниям свидетелей тех событий, решала судьбы людей Фрума очень просто: сидя на крылечке штаба ЧК руководила обысками, тут же выдвигала обвинения, тут же и расстреливала. Сама или поручала дело китайцам.
За людей “гидру” Фрума не считала. Могла тут же, у заветного крылечка и нужду справить.В Унече Хайкина не только порядки наводила, но и мужа встретила.Командир полка Щорс, обладающий определенным авторитетом и крутым характером, не оставил ее равнодушной.Между ними, судя по письмам и воспоминаниям, и правда была любовь. Щорс называл жену "милой кисурочкой". В полку проводилось собрание по поводу излишней увлеченности Щорса "кисурочкой" - могло пострадать даже дело революции.
Сменив фамилию Хайкина на фамилию Щорс, Фрума успешно возглавляла службы ЧК в формированиях супруга.Скакала по районам близ Унече, командовала расстрелами - маузер на боку и бессменные кожаные штаны.Все подозрительные элементы немедленно получали пулю в лоб. Не жалели и их семьи, детей.Фрума истово боролась с идеологическим врагом. “Хайка-чрезвычайка” - так называли ее жители Унече. Было и еще имя: "звер", произносилось с ужасом.Особенно сблизило чету Щорс подавление мятежа в Богунском полку.
Полк формировал сам Щорс. Якобы в этом полку “окопались” бывшие белогвардейцы. И подбивали пулеметчиков к неповиновению. Хотя есть данные и о иных причинах бунта. Многие были недовольны тем произволом, что творила в Унече Фрума Хайкина и прочие чекисты.Бунтующие разгромили ЧК, заняли штаб и телеграф, просили немцев Унечу занять. И даже чуть не арестовали Щорса. Он чудом избежал гибели - смог сбежать.Мятеж был определен как “контрреволюционный”. И было уже понятно чем же там дело закончится. Большинство “беляков” и им сочувствующих, замешанных в том бунте, были собственноручно расстреляны Фрумой.После гибели супруга летом 1919 года в бою с петлюровцами, Фрума с Брянщины уехала.
Предлог был благовидный - увезти тело дорогого мужа как можно далее от петлюровцев. Очень она опасалась надругательств. Хоронить повезла отчего-то в Самару. Такие перемещения умерших в условиях военного времени - странность. Обычно хоронили здесь же, на поле боя.Тело Щорса забальзамировали и везли в запаянном цинковом гробу. Везла тело Фрума не одна, а в сопровождении десятка военных курсантов и политработников.Вероятно, чекистка Фрума уже подозревала, что не вражеская пуля убила любимого мужа, а пуля предателя. Но до конца жизни ей хотелось верить, что погиб муж от рук белогвардейцев, за правое дело погиб.Через несколько лет Щорса перезахоронят. Эксперт, присутствующий при этой процедуре, допускал возможность того, что в Щорса стреляли с близкого расстояния.
Фамилию Щорс “Хая в кожаных штанах” сменила на Ростову.Работала “вдовой Щорса”, инженером-строителем, энергетиком.За особую доблесть в годы Гражданской войны была награждена квартирой в «доме на набережной». Пользовалась привилегиями: спецполиклиника, номенклатурные пайки.В этом доме Фрума Ефимовна дожила до самой своей смерти - до восьмидесяти лет.До самой смерти (1977 год) твердо верила: невиновных не арестовывали.
Еще о Фруме Щорс
Сохранились кадры кинохроники 1942 года, на которых запечатлено то, как вдова Щорса, Фрума Хайкина, возвращается к приемным своим детям после работы на заводе. Сюжет снимался в Куйбышеве, в период эвакуации. "Возвращенное детство", есть в свободном доступе.

Кадр из сюжета "Возвращенное детство", 1942 г.
У Фрумы было трое детей. Дочь Валентина была рождена от Щорса. Ребенок родился уже после его гибели.
Также имелось два приемных сына - белорусские мальчики, чьи родители погибли в годы ВОВ.

Фрума Ефимовна с приемными детьми
Дочь Валентина была выращена твердым коммунистом, работала в клинике КГБ врачом. Вышла замуж за известного физика Исаака Марковича Халатникова, ученика Ландау.
После того, как Ландау пострадал в аварии, дефицитные лекарства из Кремлевской аптеки, получались для него на имя Фрумы Ефимовны, поскольку она в этой аптеке обслуживалась. Отпускать лекарства на имя гениального физика аптека не могла: "не наш контингент".

история
Комментарии (0):
Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставлять комментарии на сайте. Используй для входа свой аккаунт в социальной сети: